Нет амнезии

Вспоминаем спектакль «Наизусть» Тьяго Родригеса и заучиваем тридцатый сонет Шекспира

5 марта 2018, текст: Настя Николаева

Два месяца назад в Москву на фестиваль NET приезжал португалец Тьяго Родригес, актер, драматург, режиссер, художественный руководитель Национального театра королевы Марии II в Лиссабоне. За полтора часа его спектакля «Наизусть» десять добровольцев из зрителей и весь зал вместе с ними выучили тридцатый сонет Шекспира в переводе Самуила Маршака. Идея о том, что память — наша главная защита от ВЧК, ГПУ, НКВД или КГБ, не просто жива во времена ФСБ. Сама структура и назначение человеческой памяти меняются сейчас, когда вся информация — под рукой и специально что-то запоминать нет необходимости. Еще на ноябрьских показах «Театралий» попросил иллюстратора Свету Муллари зарисовать свои впечатления о спектакле, а теперь дает возможность тем, кто не присутствовал, влиться в число людей, знающих тридцатый сонет Шекспира наизусть. Во-первых, поэзия бесконечна, как к воспоминаниям к ней можно обращаться вновь и вновь. Во-вторых, пригодится.

Итак, первое четверостишие:

Когда на суд безмолвных, тайных думЯ вызываю голоса былого, — Утраты все приходят мне на ум, И старой болью я болею снова.
Учить наизусть по-португальски будет aprenda de cor, а украшать — decorar. Родригес использует это в спектакле как метафору: заучивание — украшение внутреннего жилища.

Повторим первое четверостишие:

Когда на суд безмолвных, тайных думЯ вызываю голоса былого, — Утраты все приходят мне на ум, И старой болью я болею снова.
Одна из героинь истории Родригеса — Надежда Мандельштам, которая сохранила наследие мужа, выучив его стихотворения в разных версиях.

Второе четверостишие:

Из глаз, не знавших слез, я слезы льюО тех, кого во тьме таит могила,Ищу любовь погибшую мою И все, что в жизни мне казалось мило.
Родригес также рассказывает о раввине, знавшем Тору наизусть. Во время Холокоста он звал верующих к себе, чтобы те читали его как книгу.

Повторим первое и второе четверостишия:

Когда на суд безмолвных, тайных думЯ вызываю голоса былого, — Утраты все приходят мне на ум,И старой болью я болею снова.
Из глаз, не знавших слез, я слезы льюО тех, кого во тьме таит могила,Ищу любовь погибшую моюИ все, что в жизни мне казалось мило.
В конце спектакля, когда сонет выучен и прочитан, десять зрителей получают его текст, напечатанный на тонком тесте. Выучить наизусть — то есть буквально съесть, проглотить, впустить внутрь физически.

Третье четверостишие:

Веду я счет потерянному мной И ужасаюсь вновь потере каждой, И вновь плачу я дорогой ценой За то, за что платил уже однажды!

Повторим первые три четверостишия:

Когда на суд безмолвных, тайных дум Я вызываю голоса былого, — Утраты все приходят мне на ум, И старой болью я болею снова.
Из глаз, не знавших слез, я слезы лью О тех, кого во тьме таит могила, Ищу любовь погибшую мою И все, что в жизни мне казалось мило.
Веду я счет потерянному мной И ужасаюсь вновь потере каждой, И вновь плачу я дорогой ценой За то, за что платил уже однажды!
Заучивание — это контрабанда слов. Если десять человек запомнят стихотворение и передадут его дальше, стихотворение не пропадет. То же происходит и с книгами в романе Брэдбери «451° по Фаренгейту», который также упоминается Родригесом. Так случилось и с бабушкой Родригеса Кандидой — главной героиней спектакля. Начав терять зрение, она попросила внука выбрать книгу, которую она могла бы выучить наизусть, чтобы обращаться к ней, когда читать будет уже невозможно. Этой книгой и стал сборник сонетов Шекспира. Однажды Родригес приехал к бабушке в дом престарелых вместе с компанией друзей. Кандида читала сонеты по памяти, и один из них, как вы догадались, тридцатый, они выучили наизусть. «Опасность, что через 400 лет люди забудут Шекспира, действительно существует, — считает режиссер. — Но мы спасаем тексты от вымирания».

Последние две строчки сонета:

Но прошлое я нахожу в тебе И все готов простить своей судьбе.

Повторим весь сонет:

Когда на суд безмолвных, тайных дум Я вызываю голоса былого, — Утраты все приходят мне на ум, И старой болью я болею снова.
Из глаз, не знавших слез, я слезы лью О тех, кого во тьме таит могила, Ищу любовь погибшую мою И все, что в жизни мне казалось мило.
Веду я счет потерянному мной И ужасаюсь вновь потере каждой, И вновь плачу я дорогой ценойЗа то, за что платил уже однажды!
Но прошлое я нахожу в тебе И все готов простить своей судьбе.
preview
«Наизусть», трейлер спектакля

поделиться: facebook vkontakte

Другие материалы: